15:45 

Санстеп
Стихия Света | сломал ребро во время выброса
На фикбук я это, разумеется, не потащу, но тем не менее.
Kaon Decepticon, лови.

- Сколько ворон ты ощипал на это? - ехидно интересуется Андуин, свешиваясь с постели и поглаживая кончиками пальцев воротник черного пернатого плаща, лежащего на полу. Медив немедленно надувается и кутается в одеяло.

- Еще с головой накройся, - дружелюбно советует Ллейн и, чтобы слова с делом не расходились, кидает на чародея плед. Метко.

Медив ворочается, как кокон шелкопряда, пытаясь выпутаться из слоев одеял. Андуин, только-только приподнявшийся на локтях, с хохотом падает обратно. Пружины кровати скрипят, будто бы не перенесли куда худшей нагрузки совсем недавно. Принц тоже хихикает, сдержанно и благопристойно.

Андуин в который уже раз праздно поражается, как они - все трое - друг друга дополняют и друг другу нужны. Как петли в морском узле или стеклышки на витраже в соборе. Вот совладал с одеялами Мед: изысканные, почти ненастоящие белизна и изящество его тела. Он вытягивает ноги, упираясь в бок Ллейна в попытке то ли шутливо пнуть, то ли пощекотать. Ллейн тоже не сильно крепок телом, но иначе, совершенно иначе. Он все еще не изжил до конца юношескую нескладность, но в плечах уже раздался, а на животе и боках зародился фамильный жирок. Чем слабее в последние месяцы было здоровье старого короля, тем стремительнее мужал кронпринц. Тренировки с Лотаром и молодыми офицерами постепенно уступали место бумажной работе. От бронзоватого летнего загара остался только слабый оттенок.

Сам-то Андуин сияет загорелой кожей, физической силой и отсутствием обязанностей. Меду пришлось тяжелее всех - он был зачат, чтобы быть Хранителем. На Ллейна статус наследника навалился лишь недавно. И лишь Андуин до сих пор болтается, как подросток, без руля и без ветрил, оттачивая навыки боя и навыки питья. А ведь пора бы уже остепениться, к двадцати-то годам.

Рука Ллейна обнимает его за плечи невинным собственническим жестом. Андуин млеет, прижмурив глаза, но именно в этот момент Медив все-таки дотягивается пальцами ног до принца и сильно пихает того под ребра. Ллейн подпрыгивает от щекотки.

- Ах, так ты?! - с возмущением ахает он и, в мгновение ока выпрямившись, текучим, почти неподвластным глазу движением прижимает Медива к кровати.

Глаза мага загораются синим, он начинает было читать заклинание, чтобы высвободиться, но широкая ладонь Ллейна зажимает ему рот, оборвав на полуслове.

- Так вот, как, оказывается, надо обращаться с чародеями, - глубокомысленно комментирует Андуин, приподнявшись на подушках и с интересом наблюдая за потасовкой. - Непременно воспользуюсь в будущем.

- Мммм, - мычит Медив, мотая головой и стряхивая с себя руки принца, - ммммечтай.

В подтверждение своих слов он резко отстраняется, шепчет что-то, и не успевшего спохватиться Андуина сковывает синяя волна арканы.

Медив, конечно, ни за что не причинит ему вреда. И, вообще-то, в жару прохладное прикосновение плотного потока магии даже приятно. Но Андуин все равно пытается вырваться. Разумеется, безуспешно.

Молодой Хранитель усаживается верхом на обездвиженного противника, довольно ухмыляясь, и наклоняется к его лицу. Ллейн не вмешивается. Теперь его очередь наблюдать.

@темы: Текст, Жизнь игрушечная

URL
Комментарии
2016-08-11 в 21:29 

Kaon Justice
That is not dead which can eternal lie, and with strange aeons even death may die.
Это волшебно! Как же я люблю такие "закулисные эпизоды", легкие, непринуждённые.. Спасибо большое :heart: *утащил себе*

   

[как вжилась в свою игру о придуманной любви]

главная